Интервью загадочного Циника

Несколько слов от Беларусь 2.0:

Мы не знаем, с кем это интервью. Судя по стилю, лексике и знакомым речевым оборотам - очень похоже на Александра Федуту. Да, он сидит в СИЗО КГБ (по крайней мере, такова последняя информация о Федуте). Но, с другой стороны, тому же Бабарико пребывание за решеткой не сильно мешает давать интервью. Возможно, "просочился" и голос Федуты.

А может, это и не он. Интервью было опубликовано на анонимном телеграм-канале CYNIC без каких-либо указаний на то, с кем именно это интервью. Так что оставляем читателям пространство для размышлений.

- Можно ли говорить, что "исторический момент" августа был упущен?

- Можно. Но очень важен контекст, как мне кажется. Мы ведь рассматриваем исторический момент молниеносной революции. Да, ее реализовать не удалось. Но для дальнейшей судьбы Беларуси "жвачка" окажется куда более важной, чем быстрая и сокрушительная победа.

- Почему?

- Вы читали Дэниела Киза? "Цветы для Элджернона" имею ввиду. Мгновенная революция была бы той сокровенной операцией, которая дала бы мгновенный эффект... Дело ведь в том, что наша принципиальная цель была не убрать Лукашенко, ну, по крайней мере, моя. Мы стремились к полной смене парадигмы режима. Сменить "Туз Пик" на "Король пик" - это плохое решение. Нам нужно было изначально планировать длительное сопротивление, чтобы разрушить вертикаль не сверху, а снизу.

Вернёмся к Элджернону. Вспомните эффект "Элджернона-Гордона", если не ошибаюсь, суть которого в том, что резкий скачок интеллекта путем хирургического вмешательства неминуемо ведёт к постепенной стагнации в прежнюю форму жизни после пика интеллектуального триумфа.

- Что вы имеете ввиду?

- Беларусь в августе ещё не оценила прелесть свободы. Теперь подавляющее большинство знает, что представляет собой истинно тоталитарная система. Вот ту громадную часть общества, которую мы именуем "политическим болотом", революция сместила в сторону демократии, и это истинный прорыв. Если бы интеллигенты и молодежь достигли демократии резко и быстро, то на ближайших же выборах аморфное, но многочисленное общество "вне политики" опять выбрало бы себе "батьку", потому что при монолитной власти от тебя ничего не зависит - ты обретаешь чудовищную для меня стабильность. Ты знаешь, что будешь получать свои 300€ в месяц до скончания веков, но ты так приучился их распределять, что большего тебе не нужно. А при демократии очень много зависит от гражданских институтов и от гражданского общества, поэтому ответственность за благосостояние в первую очередь ложится на плечи самого общества. Нет "пахана" над тобой, и ты сам волен определять свою судьбу, а в условиях повальной диктатуры и узкого сознания довольно проблематично отказаться от "дорожных указателей", если позволите мне привести метафору. Вот вам никто не указывает, и вам физически и психологически трудно оторваться от комфортного места в перспективе найти нечто большее. В Беларуси 26 лет не было перспектив, потому что не было гражданского общества в широком контексте и только благодаря длительной борьбе всё больше население начинает задумываться о том, что каждый значит для всего государства. Каждый из нас в какой-то момент должен осознать, что он не пешка, а, как минимум, ладья, и тогда демократия будет работать.

- Вы хотите сказать, что демократия после августа была бы недолгой?

- Очень верно сформулировали то, что я пытался объяснить. Цель была свергнуть Лукашенко, а не авторитарную систему. Всем нравился "хозяйственник Бабарико", потому что он "порядок наведёт", что опять ведёт нас к усилению центральной власти, которая в демократии должна быть максимально разгружена, поэтому мы бы опять скатились в авторитарный режим, не заметив этого, если бы произошла резкая смена формации.

- Получается, что вы считаете нынешнее "томление" более полезным, чем резкий скачок демократии при победе в августе?

- Да. Сейчас мы только учимся ценить демократию. Не произошла революция в системе, но произошла "революция сознания". Мы втянули в политический процесс все общество, не оставив равнодушных, и это реально важно. Чем быстрее происходит изменение, тем быстрее происходит возврат в изначальное состояние: не бывает в коллективном сознании резкой и невозвратной реакции. Посмотрите на революцию во Франции. Три Конституции - много разных режимов - от "жирондистов" до "якобинцев", от "Термидорианского Конвента" до Империи Наполеона - это был болезненный, кровавый и долгий процесс, благодаря которому французы получили прививку от диктатуры на многие века. То же происходит и в Беларуси сейчас.

- А быстрая победа могла быть реализована после включения России в борьбу против Лукашенко?

- Победа кого? Если победа над Лукашенко - ваша основная задача, то да, она могла быть реализована в очень быстрые сроки путем активизации России. Тут вообще ноль вопросов. Россия бы вынесла Лукашенко вперёд ногами за одну неделю, но теперь у меня вопрос к вам - считаете ли вы падение Лукашенко - основной задачей движения оппозиции?

- Оппозиция называет свержение Лукашенко главной задачей...

- А ещё освобождение политзаключенных и много ещё чего. Цель движения в Беларуси была демократизация и путь к прогрессу. Мы двигались 26 лет в клоаку и хотели развернуть поезд. Даже не так - первоначально мы хотели его хотя бы остановить, чтобы потом начать возвращаться на исходную позицию, которая была до прихода Лукашенко.

- Тихановская не раз говорила, что она считает Россию важным партнёром для будущей Беларуси.

- Мы обязаны это обсуждать? Она это говорила, чтобы Россия перестала спонсировать нашего "доктора Зло". Кто бы ей дал после остановки перед пропастью прибыть до ближайшего распутья и грохнуться в очередную яму? Это ж несерьёзно совершенно: Беларусь не могла воспользоваться услугами России, какими бы они ни были, потому что любая цена российской помощи - это государственность и суверенитет.

- Беларусь экономически зависит от России

- Правильно, но после "поддержки из Кремля" Беларусь зависела бы политически, идеологически, финансово, административно и судебно. 1812 год - Россия ведёт войну с Османской Империей и освобождает Бессарабию от влияния "Осман". Помните исход?

- Я не историк. Вероятно, поглощение

- Какой вы догадливый. За "освобождением от осман" последовал процесс аннексии, после чего путем двух административных реформ автономная Бессарабия стала вообще губернией в составе Российской Империи. А помните, когда СССР "освобождал" Восточную Европу от влияния нацистов? В итоге вместо нацизма прививал коммунизм. Одну тоталитарную пластинку сменил на другую. Кто подчиняться не хотел, заставили армией полюбить Сталина и "плановую экономику", а ещё Маркса с Энгельсом почитать. И, конечно, в каждой столице по одному бюсту ныне лакированного трупа, лежащего на Красной Площади, обязали поставить.

- Вы считаете, что помощь РФ привела бы к аннексии Беларуси?

- Да, я считаю, что после российской помощи Беларуси бы не было. Россия - это воронка, любое приближение к которой сулит гибелью государственности. Насчёт экономической зависимости вы хотели же поговорить.

- Да. Беларусь не может существовать на данном этапе без дотаций с российской стороны

- Бинго. Нам даже не успели помочь, а уже наполовину захватили. Экономическая зависимость Беларуси решаема. Я уже приводил пример активных торговых связей между Латвией, Литвой, Эстонией и Россией. Прибалты считают Россию своим идеологическим врагом, но продолжают торговать и заключать контракты, потому что "дружба дружбой, а деньги врозь".

Мне нравится пример Китая. Китай - это олицетворение зла для Запада. Это тот самый "совок", который может утопить в себе всю Восточную Европу через несколько десятилетий. Идеологически Запад и Китай - враги, но Китай настолько много товаров продаёт на Западе, что этой вражды на экономическом поприще почти не видно.

-То есть с Россией разрываем отношения или нет?

- Ну, как вам сказать... Разрыв отношений - это брошенная перчатка. Вы хотите бросать перчатку России? Я говорю о том, что нужно разделить идеологию и экономику. Мы с Россией торгуем, но устанавливаем национально ориентированное государство.

- Россия - враг или друг? Ответьте однозначно

- Враг. Россия - это угроза нашей безопасности. В августе мы едва не слетели в жуткие и склизкие объятия соседа. Нас едва не изнасиловали, - скажу цензурно.

- Ну у вас всегда есть "но"

- И тут оно есть. Я своему киллеру готов продать револьвер, если буду уверен, что смогу снизить до 0% шанс того, что им меня застрелят. Вы демонстративной враждой ничего не выиграете. Я любитель покера - вы знаете - иногда нужно скормить своему противнику несколько фишек, чтобы потом усыпить бдительность и забрать все деньги.

-Как выстраивать отношения с Россией? Назовите конкретный принцип.

-Принцип нейтралитета. Пока вы не трогаете нас, мы с вами активно сотрудничаем по всем договорам. Нейтралитет - это лучшая точка - у вас нет обязательств, особенно личных, но между вами и нет "стены". Зачем выбирать между стеной и горячим поцелуем в курилке? Сохраняя нейтралитет к России при быстрой интеграции в европейское экономическое поле, мы сможем постепенно снизить зависимость от России. Мы не будем отламывать от себя кусок в 50% экономики и выкидывать его в мусорку моментально - это плохо скажется на нашей экономике. Мы должны заменять "потери" от уменьшения сотрудничества с Россией, постепенно наращивая торговые отношения с ЕС. Тогда все пройдет гармонично и плавно, а иначе мы похороним Беларусь, засунув ее в кредитную яму перед ЕС. Оппозиции нужна постепенность. Снижаем долю торговых взаимоотношений в год на 2-4% с РФ, предоставляя основу для увеличения активного торгового взаимодействия с ЕС на 4-8%. Принцип, думаю, понятен.

- Вы были сторонником радикального или мирного протеста?

- Зависит от времени. В августе силовой протест был бы более эффективен, но к концу осени он бы поспособствовал ещё более быстрому затуханию.

- Сейчас радикальный протест возможен?

- Нет. Он с ноября не имеет шансов. Силовой протест - это движение народных масс, которые готовы жертвовать своей жизнью во имя коллективной идеи. Итого мы имеем две концепции: идея и жертвенность.

- Народ проявил готовность жертвовать своей судьбой

- Вы ведь читали мои статьи по поводу "кризиса идеи", когда я писал, что любой массовый протест должен иметь глобальную цель и "локальную" цель.

- Глобальная цель - свержение системы. А локальная...

- А локальной не было. Мы сразу покоряли Эверест. С разбегу. Без предварительной подготовки и последовательных шагов. А потом вовсе цель митингов заключалась в том, чтобы показать массовость. Но эта масса должна не вернуться домой через два часа, а она должна поставить "галочку".

- Какую галочку?

- Любую. Каждую неделю на площади выходило 100 000 человек. После каждой такой акции должен составляться список: "Мы добились ...". Реакция Лукашенко не считается, как и то, что начались метания в силовом блоке. Это результат первых протестов, но последующие усиливали репрессии и не имели повестки. Нельзя выйти, чтобы потом зайти. "Идём до конца" ни разу не обговаривалось. При любом удобном случае толпа рассыпалась, поскольку не знала, что именно ей делать.

- Народу не сообщили о финальной цели каждой акции".

- Вот вы сами выявили проблему. Протестное движение - это всегда лидерское движение. Общественная масса не может действовать на принципах индивидуальностей каждого. Толпа - это единый организм, который подчиняется единому центру, а в голове протеста никого не было.

- Была Нехта, была Тихановская

- А интернета не было. Во главе колонны не шел рупор, поэтому дистанционный "громкоговоритель" выключался за считанные минуты. Не было прямой коммуникации между верхами протеста и остальной массой, а подбадривание вызывает ажиотаж.

- То есть...

- Не перебивайте. Я не видел горящих глаз в сентябре в хвосте колонн. Это было шатание по площадям при постоянной попытке бегства от милиции. Организованного сопротивления не было оказано, зато многие продемонстрировали высокие навыки быстрого бега.

- А радикалы?

- А их отдавали силовикам, потому что они "провокаторы". Там были провокаторы, но всех реальных анархистов народ сам отдал под суд - это чудовищно.

- Кто виноват в том, что не вышла радикализация?

- Никто. Или все. Люди не были готовы к силовому отпору, поскольку не имели даже примеров такого силового воздействия на власть. Я сейчас скажу элементарную вещь: массовый митинг делит толпу на 3 участка.

1 - это идеологи - идут впереди и управляют общественной массой. Они же находятся на первом рубеже сзади, чтобы была настроена внутренняя коммуникация.

2 - это радикалы. Они являются охраной идеологов, находятся в хвосте и спереди колонны. Их функция не только защищать глав протеста, но и готовить широкую массу к силовому сопротивлению и давлению, подав пример. Тяжелее всего "бросить камень" первым. Когда перед тобой это сделала сотня лиц спереди и сотня сзади, то срабатывает "инстинкт толпы", и мирная толпа мгновенно становится агрессивной и радикальной.

3 - это широкие слои населения. Их цель - картинка массовости и готовность перейти к активному сопротивлению в любой момент.

В протестах в Беларуси не было ни первых, ни вторых, а третьи без первых двух звеньев не имели возможности перейти в более активную форму протеста.

- Улица проиграла?

- Улица не победила, но не проиграла. Шансов для радикализации нет. Ок. Путь борьбы приобретает более скрытые формы.

- Соберет ли оппозиция под своим крылом опять митинг в 200 000?

- Только на поминки.

Смотрите также

Тезисы о Казахстане Международная политика
Средняя Азия сегодня: очень странный плов Международная политика