Что такое практическая демократия?

Вы тоже заметили, что демократия в современном мире перестала работать? Красиво задуманные и вполне справедливые системы коллективного определения судьбы страны, народа, города или конкретного коллектива неожиданно дают сбой. И вроде все происходит по правилам, по процедурам, а власть неожиданно получает человек, которого мы меньше всего хотели бы видеть в руководящем кресле. Или тот, кого хотели, – а через некоторое время оказывается, что именно он – и есть тот самый наихудший вариант.

Так где же, в какой момент, система демократии даёт сбой? И как этого избежать? Об этом мы и задумались.

Демократия и паразиты на ней

Как только начинается электоральная кампания – любая, от президентских выборов, и до выборов мэра города или даже главы района (понятно, мы не про Беларусь сейчас говорим, а про страны, где есть выборы), – на неё сразу слетаются политтехнологи разного масштаба. Те, которые пожирнее и позубастее – работают с кандидатами в президенты и в депутаты парламента. Те, что помельче, но не менее жадные, – с кандидатами муниципального уровня.

Кто такой политтехнолог? Это человек, который берет деньги за то, чтобы шестеренки демократического процесса сработали определенным образом. То есть чтобы выборную должность занял человек, который хочет власти и способен заплатить за услуги по ее получению. А задача политтехнологов – сделать так, чтобы люди решили, будто хотят избрать именно этого человека.

Когда такой заказчик и политтехнолог встречаются – мы получаем выборы, которые можно назвать честными только условно. Да, никто не подтасовывает результаты голосования при подсчёте бюллетеней. Подтасовка происходит раньше и тоньше – на этапе формирования образа кандидата в глазах людей. Происходит манипуляция, а по сути – мошенничество, которое, правда, никак не прописано в Уголовном Кодексе.

В чем суть мошенничества? Да в том, что люди делали выбор, опираясь не на реальное знание кандидата и его программы, а на тот образ, который им нарисовали. А последнее, о чем задумывается политтехнолог, – это о том, насколько созданный им образ кандидата соответствует реальности. К тому же на созданный образ он накладывает вполне конкретные технологии манипулирования избирательным процессом.

Впрочем, не всегда проблема – в политтехнологе. Александр Лукашенко в 1994 году пришел к власти без помощи политтехнологов. В политтехнологах не нуждаются популисты. То есть люди, которые имеют мощную харизму при полном отсутствии совести и принципов.

В чём секрет успеха популистов? В биологии. Любая работа мозга (мыслительная деятельность) – крайне энергозатратна, и организм стремится её минимизировать. Говоря проще, если есть возможность не думать – человек ею воспользуется, и "включать мозг" не будет. Популист это понимает – и предлагает избирателям простые решения сложных проблем.

Понятно, что у сложной проблемы не может быть простого решения? Это вам понятно. А условный Вася из третьего подъезда будет радоваться, что можно всё решить так просто. Примеров предостаточно.

"Я введу жесткий государственный контроль за ценами, и они больше не будут расти!", – говорит популист. "Ура!!!", – ревёт толпа, и в этом рёве тонут голоса экономистов, объясняющих, что следствием запрета на рост цен станет тотальный дефицит и разгул спекуляции.

"Я посажу в тюрьму всех жуликов!!!", – говорит популист. "Ура!!!", – ревёт толпа, не понимая, что за главного жулика она как раз собирается проголосовать. Ну да, в самом деле, слышать "я посажу жуликов" куда приятнее, чем слышать "я проведу вдумчивую реформу правоохранительных органов и предложу институциональные преобразования судебной системы". Во втором случае надо думать, а рядовому избирателю делать это лень. Увы.

Результат: недобросовестный человек приходит к власти. Неважно, как – благодаря своим талантам популиста, или благодаря усилиям политтехнологов, или и то, и другое вместе. Следующий этап разрушения демократии – то, что он остается у власти благодаря административному ресурсу и/или фальсификациям.

Административный ресурс – естественный атрибут любой власти. Просто помогает он далеко не всегда. Владимиру Путину, например, он помогает каждый раз и очень сильно. А Вячеславу Кебичу в 1994-м он не помог совсем. Как и Петру Порошенко в 2019-м. Но в любом случае, административный ресурс – это не про демократию.

Ну а про прямые фальсификации мы даже говорить не будем. Любой, кто жил (или живёт до сих пор) в Беларуси, знает об этом наверняка куда больше, чем хотел бы знать.

Итак, есть три фактора, подрывающих и саму демократию как форму общественного устройства, и веру людей в нее. Политтехнологи, популисты, фальсификации и административный ресурс. А теперь посмотрим, какие есть способы вернуть людям реальное право голоса.

Все эти способы – и есть то, что мы называем ПРАКТИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ. Которую мы понимаем как возможность вернуть демократии её первоначальный смысл.

Открытое голосование

Голосование может быть открытым или тайным. При открытом голосовании не скрывается, как проголосовал тот или иной участник. При тайном голосовании, наоборот, принимаются меры, чтобы эта информация была недоступна. Тем самым исключается возможность какого-либо контроля за волеизъявлением избирателя или давления на него. Считается, что это необходимо для защиты проголосовавших "неправильно" от преследования.

С другой стороны, тайное голосование невозможно верифицировать после проведения, что приводит к манипуляциям на выборах и фальсификациям результатов голосования.

Открытое голосование разнообразно в способах – от собрания участников в помещении или на открытом воздухе до голосования с использованием интернета. При простом открытом голосовании информация о том, как и кто проголосовал, остается среди участников голосования, а для лиц, не входящих в круг голосовавших, публикуются только результаты – в отличие от поименного открытого голосования, когда информация о том, как и кто голосовал становится доступной более широкому кругу лиц.

Скажем честно: можно до бесконечности спорить о том, что более честно и справедливо – открытое голосование или закрытое, до какой модели дозрело общество, как обеспечить справедливость и безопасность, и так далее.

Но вот что важно. Открытое голосование подразумевает ответственность за свой выбор. А то получается как в Беларуси: в 1994-м проголосовали за Лукашенко, а уже в 1999-м кого не спросишь – "Да нет, не голосовал я за Луку!"

Конечно, остаются вопросы – например, как избежать конфликтов, скажем, в фирме, в которой директор голосовал за одного кандидата, а кто-то из его подчиненных – за другого. И таких ситуаций, конечно, возникнет бесконечное количество. Но есть также и различные способы избежать неблагоприятных последствий – их можно свести к словосочетанию "правовое государство".

Голосование на блокчейне

Про электронное голосование наверняка слышали все. Но когда технологическая основа голосования завязана на традиционные каналы связи и на центральный сервер – никто не может поручиться за его честность, за то, что фальсификаций не будет. Тут хоть армию наблюдателей выставь – застраховаться от подмены результатов невозможно.

Другое дело – если голосование проводится через распределенный реестр, в наш дни более известный под названием "блокчейн". Условно говоря, голосование выглядит так: каждый избиратель получает токен "цифровой жетон", который он может положить в "кошелек" того кандидата, за которого голосует. Побеждает кандидат, в кошельке которого окажется больше всего токенов.

Преимущество голосования через блокчейн – в том, что его в принципе невозможно фальсифицировать: все, что попадает в цепочку блоков, в дальнейшем изменению не подлежит. Ведь сама по себе технология блокчейн создавалась для решения т.н. "задачи византийских генералов" – как принять верное решение, когда все участники процесса друг другу не доверяют. В этом случае нет единого сервера, все данные хранятся в децентрализованной сети.

В общем, важно не позволять власти спутать два понятия – "электронное голосование" и "голосование на блокчейне". Они оба подразумевают использование компьютерных устройств – от ПК до смартфона – но в их основу заложены принципиально разные технологии.

Квалифицированный избиратель

С одной стороны, всеобщее избирательное право – основа демократии, и ничего лучшего человечество пока не придумало. С другой стороны, популисты и просто недобросовестные политики научились замечательно манипулировать тем самым "рядовым избирателем". Тем более что сам он, как правило, не прикладывает ни малейших усилий для того, чтобы разобраться в политике.

Убедиться в этом проще простого: остановите на улице 100 случайных людей и спросите у них: чем правительство отличается от парламента, какие полномочия есть у разных ветвей власти и как они формируются, в конце концов – как зовут премьер-министра и спикеров палат парламента, главу Верховного Суда. Поверьте, результат вас очень удручит. Для 98% избирателей есть просто президент и есть "всякие чиновники", и немногие вам аргументированно объяснят, чем министр отличается от депутата.

Однако избирательная система – это часть всего сложного механизма государственного управления. Вряд ли кто-то из вас захочет лететь на самолете, которым управляет школьник, полгода игравший во Flight Simulator. Вряд ли кто-то согласится, чтобы ему вырезал аппендицит "дядя Вася", который вчера торговал китайским ширпотребом на рынке, а сегодня решил попробовать себя в хирургии. Вряд ли вы положите деньги в банк, которым руководит вчерашний школьный учитель пения. То есть мы ждем безусловного профессионализма от людей в чувствительных для нас сферах, но почему-то готовы в рамках избирательной системы доверять решение государственных вопросов людям, которым не доверили бы и собаку свою выгулять.

То есть мы оказываемся перед не самой тривиальной задачей: с одной стороны, мы должны обеспечить в Новой Беларуси всеобщее избирательное право как залог демократии, а с другой – его же ограничить, чтобы люди, которые отказались от мозгов в пользу телевизора, не привели к власти новую, более современную версию Лукашенко.

Мы видим один способ сделать это – разделить право голоса и реализацию этого права. История человечества знает различные примеры ограничений избирательного права – от имущественного и/или образовательного ценза (древние Афины, в ХХ веке – Родезия) и до разных форм аристократии (вся Европа в Средние Века и в эпоху Возрождения).

Однако мы понимаем, что сегодня нужен более современный и справедливый подход. Мы предлагаем реализовать его через сдачу т.н. "экзамена гражданина". По сути, это лишь требование к человеку, желающему приходить на избирательный участок, изучить "Основы государства и права" в рамках курса средней школы, а также – уметь читать предвыборные программы кандидатов и партий. Это совсем небольшой объем связных знаний, но если они есть у человека – то куда меньше шансов, что он поверит политику, который обещает "посадить всех нечестных судей" и "запустить заводы".

Совсем не обязательно проводить соответствующее обучение и принимать "экзамены гражданина" должно государство. Скорее, наоборот, его к этому допускать нельзя. Разумно и умеренно сдерживать всеобщее избирательное право должно само общество, через гражданские институты. Например, в реализации подобного механизма будут задействованы все официально зарегистрированные политические партии страны. В конце концов, институт квалифицированного избирателя должен быть выгоден прежде всего самим политикам.

Прямая демократия

Говоря проще – референдумы. В Швейцарии на референдумы выносятся любые более-менее значимые вопросы жизни общества, и граждане страны могут напрямую – даже без избираемых посредников – их решать. И пускай зачастую на такой референдум придет только 10% от числа избирателей – значит, это именно те люди, для которых важно решение данного вопроса. Настоящая демократия работает именно так.

В Беларуси нам когда-то обещали, что на референдумы будут выноситься все ключевые, жизненно важные вопросы. Интересно, строительство АЭС было таким вопросом? Введение карантинных мероприятий для защиты от коронавируса? Подписание "дорожных карт" по интеграции с Россией? Нам кажется, что эти вопросы уж точно должен был решать народ напрямую – но нет, все решения единолично принимает один усатый человек.

Прямая демократия через референдумы (общенациональные и региональные) в Новой Беларуси станет одним из самых важных инструментов практической демократии.

Смотрите также

Тезисы о Казахстане Международная политика
Средняя Азия сегодня: очень странный плов Международная политика